Реклама:

ЗАКРЫТЬ

Дайвинг клуб бесплатный сайт. Дайвинг Центр, клуб туры сафари египет.
Самая актуальная информация мебель на заказ по индивидуальным проектам здесь.

 

На главную

 

Мордовский «эфиоп»

 

Мордовский «эфиоп»

Целый год наш земляк провел среди гиен и воюющих туземцев

http://vsar.narod.ru/arh/130/tema3.html

 

Куда только не забрасывает судьба наших земляков. Казалось бы, каким образом парень из Мордовии мог оказаться в одной из самых экзотических стран Африки - Эфиопии (она по площади, между прочим, больше, чем Франция, Германия и Бенилюкс вместе взятые) и пробыть там больше года. Но в советские времена случались штуки и похлеще - люди, попавшие в ряды непобедимой и легендарной Красной Армии, могли начать службу на Чукотке, продолжить ее в Перу и закончить в Биробиджане. Олегу Яссиевичу выпал жребий послужить на древней абиссинской земле.

Начиналось все как обычно - биография как биография. В 1983 г. Олег закончил школу (N25, что на Светотехстрое), поступил в университет (на светотехнический же факультет). После второго курса, то есть в 1985-м, был призван на срочную службу в ряды Советской Армии. Надо заметить - в армию тогда забирали практически всех студентов, вне зависимости от успеваемости и академических задолженностей - времена тогда были такие хитрые. Не шли служить только те, кому здоровье уж совсем не позволяло: зрение там -10 или суперплоскостопие вдруг обнаруживалось.
Таким образом в июле 1985-го Олег Яссиевич оказался в Черняховске (что в Калининградской области) в учебке, готовившей младших авиационных специалистов. Проучившись четыре месяца, Олег получил специальность механика радиоэлектронного оборудования вертолетов и был направлен продолжать службу в Казахстан в город Джамбул. Именно там базировался отдельный вертолетный полк.
Служба в полку шла следующим порядком - каждая эскадрилья примерно год проводила на территории Советского Союза (непосредственно в Джамбуле), а потом на год отправлялась послужить куда-нибудь подальше. География мест службы джамбульских авиаторов была поистине всеобъемлюща - Мадагаскар, Мозамбик, Египет, Афганистан, Вьетнам. Задачи вертолетчики выполняли самые разные: от перевозки медикаментов и скота до участия в разного рода вооруженных конфликтах. Эскадрилья, в которую попал Олег, в марте 1986-го была направлена в Эфиопию.
Официально наши военные летчики помогали народу Эфиопии бороться с засухой (кстати, и само название Эфиопия переводится с местного амхарского языка как «лицо, опаленное солнцем»). И на самом деле эту страну первую половину 80-х преследовали постоянные неурожаи и отсутствие дождей. Генеральная Ассамблея ООН официально включила тогда Социалистическую Эфиопию в список тридцати наименее развитых стран мира. Большинство населения Эфиопии элементарно голодало. Страну захлестывали эпидемии. Была зарегистрирована рекордная даже для Африки детская смертность.
Отчаянное положение усугублялось и непрекращающейся гражданской войной. Практически с начала 60-х северо-восточная часть Эфиопии - Эритрея - взяла курс на независимость. Народный фронт освобождения Эритреи с переменным успехом вел боевые действия с правительственными войсками и при каждом удобном случае давал о себе знать взрывами, терактами и просто шумными перестрелками. Разумеется, Советский Союз помогал братскому народу Эфиопии не только картошкой и бинтами. Он от души снабжал африканцев всякого рода стреляющими и взрывающимися приспособлениями (видимо, для того, чтобы африканцы-коммунисты побыстрее истребили всех негров-некоммунистов).
Вообще, марксистский эксперимент в Эфиопии был своеобразен. Заправлял им товарищ президент Менгисту Хайле Мариам. Начинал он квартирмейстером во дворце императора Хайле Селлассии I, после свержения которого, в 74-м, Менгисту стал полковником и быстро приказал расстрелять шесть десятков сторонников поверженного монарха: в том числе премьер-министра, 12 губернаторов провинций и 18 генералов. Последующие 2-3 года Менгисту пострелял своих самых популярных сподвижников, сотни людей были в конце 70-х арестованы, подверглись пыткам и казням. С особым ожесточением боролся Менгисту с эритрейскими сепаратистами.
Американцы обиделись на деятельного эфиопа, и президент Картер удержал 6 миллионов долларов иностранной помощи этой африканской стране. Тогда-то Менгисту и уверовал в пролетарский интернационализм. Он быстренько получил в СССР 100 миллионов долларов (!) субсидий (надо думать, никто их до сих пор России не вернул и возвращать не собирается). К тому же на берегу Красного моря стояла советская военно-морская база, эфиопскую армию консультировали советские военные советники, ну а с засухой боролись советские солдаты.
Сборный полк, в котором служил Олег, был размещен практически непосредственно в столице страны - Аддис-Абебе. Обслуживать солдатам приходилось не только вертолеты. Мощные «антеи» военно-транспортной авиации доставляли грузы примерно два раза в неделю. СССР, который прочно «садился на талоны» (масляные, мясные и проч.), делился с чернокожими братьями по полной программе.
Хотя помогали голодающим эфиопам и другие страны. Действительно продуктами, а не патронами. Рядом с советской взлетно-посадочной полосой были размещены представители миссий по оказанию помощи из самых разных уголков мира - США, ФРГ, Франции, Польши, Италии.
Рядовой Яссиевич нес свою службу в основном на полковом КП - обеспечивал взлеты и посадки самолетов, сообщал бортам сводки погоды, следил за приемкой грузов - тех самых продуктов, медикаментов, автоматов и вездеходов. А отправлять в Союз порой приходилось и гробы. Иногда приходилось бороться и с местной экзотикой - прогонять со взлетной полосы шастающих там местных гиен и распугивать выстрелами вечно голодных грифов. Частенько постреливали «сепараты» - те, правда, нападали, в основном, на соседей-американцев. Хотя доставалось и нашим ребятам - от рук террористов погиб один из десантников - охранник главного советского военного советника в Эфиопии генерал-полковника Амбаряна.
Военную форму авиационные специалисты, в принципе, не носили - на аэродроме они были одеты в технические комбинезоны, а по городу разгуливали исключительно в «гражданке». Получали солдаты даже небольшую зарплату - 70 рублей в месяц чеками Внешпосылторга (денежки можно было брать и местной валютой - быррами). С местным населением ребята практически не общались - разве только на базаре. Многие наши бойцы затаривались там модными импортными шмотками, которые тогда в Союзе достать было абсолютно невозможно.
Жили в палатках - днем страдая от невыносимой жары (если не врал термометр - до плюс 60 в тени), а ночью отправлялись спать в шерстяных носках и укрывались тремя одеялами (из-за резко континентального климата температура по ночам в Аддис-Абебе падала практически до нуля). Вообще же в Эфиопии практически нет дня, когда не светит Солнце - один из туристических слоганов так и звучит: «Эфиопия - страна тринадцати месяцев Солнца» - по местному календарю год эфиопов разбит на 13 месяцев.
Поражали и другие эфиопские контрасты - среди жалких крестьянских лачуг мог стоять самый настоящий дворец. И жил там, как правило, не принц, а человек, в принципе, имеющий более-менее квалифицированную работу. Эфиопский шофер, электрик, тем более инженер или учитель мог позволить себе отгрохать такую домину, которая и не снилась современному «новому русскому».
В девять вечера по всей Аддис-Абебе открывались небольшие забегаловки, где солдатам со всех концов света предлагались всякого рода нехитрые развлечения - музыка, выпивка и девочки. Практически в каждом доме братья по вечерам торговали сестрами, а отцы - дочерьми. Само собой пользовались услугами уступчивых африканок и морально устойчивые советские солдаты.
Пришлось Олегу с товарищами встречать в Африке Новый 1987 год. О елке и снеге приходилось только мечтать. Но что любопытно - через несколько дней после праздника в Аддис-Абебе выпал крупный град - африканцы с удивлением таращились на необычные атмосферные осадки, а местная ребятня целый час (пока все не растаяло) никак не могла понять, что такое холодное валяется у них под ногами.
В марте пришло время служивым возвращаться назад в Союз - в Джамбул. От правительства Эфиопии «за добровольную и безвозмездную работу по обеспечению ввоза пищи и предметов жизненной необходимости» Олегу было вручено несколько благодарственных адресов («сертификат заслуг» и «сертификат участия» - их вы видите на фото). Благодарности подписал лично министр транспорта и коммуникаций Эфиопии Юсуф Ахмед.
После возвращения на родину солдаты месяц пробыли в карантине, а еще через месяц подоспел и приказ об увольнении Олега в запас. Он вернулся в Саранск, закончил учебу в университете, сменил несколько специальностей. Сейчас Олег Яссиевич занимается изготовлением изящной мебели и надежных дверей на заказ.
Коммунистический режим в Эфиопии в 1991-м году пал, и товарищ Менгисту Хайле Мариам бежал на юг - в Зимбабве. В 1993-м Эритрея окончательно отделилась - сепаратисты победили-таки. А в Эфиопии в прошлом году опять была засуха.

Вернуться на главную