Реклама:

ЗАКРЫТЬ

Электрооборудование в аренду

 

На главную

 

Роберт Ирвин. Арабский кошмар

Кошачий Отец кружил на месте, топая ногами.

Наконец появился чернокожий. Хабаш уже не бежал, а понуро ковылял к

своей клетке. Когда же он приблизился, Отец заметил у него на голове темное

кровавое пятно. Заметил он и то, что, хотя

Хабаш сбит с толку и смущен, сны ему уже не снятся. А главное - он с

удовольствием увидел в руке у Хабаша книгу. Он ласково улыбнулся.

- Я вижу, ты возвратился побитый, но с победой.- Он осекся.

Хабаш, пропустив поздравления мимо ушей, протиснулся в клетку и

плюхнулся на солому. Дезориентированный и обессиленный, он, казалось,

счастлив был вновь оказаться в клетке. Обеспокоенный, Отец вошел следом.

- Что случилось? Кто на тебя напал? Где ты нашел книгу?

- Точно не знаю. Мне трудно вспомнить. Я бегал по городу в поисках

вашей книги. Меня остановила какая-то старуха и пообещала книгу, если я

сделаю, как она велит. Она привела меня в сад. Там сидела дама, которая

сказала, что я должен с ней переспать, а обезьяна...

- Нет, только не это, довольно обезьян и дам в саду! Но книгу ты, по

крайней мере, получил...

Кошачий Отец выхватил из цепких пальцев Хабаша прочно сброшюрованный

манускрипт. Нечто странное в книге привлекло его внимание. Недоверчиво

прочел Отец посвящение на обороте: "Сей трактат его превосходительство

давадар смиренно предлагает вниманию султана султанов, Кайтбея, в надежде,

что тот, кто правит землями египетскими и сирийскими, а также сердцами и

глазами подданных своих, при серебристых волосах и неувядаемой красоте его,

будет..." Кошачий Отец перевернул книгу и прочел на обложке название: "Ключ

к пригожести и путь к украшению для рабов султана и воителей веры".

- Идиот! Это не та книга!

- Откуда мне это знать? Я читать не умею.

- Случилось нечто ужасное. Что же случилось? Мы должны это выяснить. Ты

должен выпить еще и снова уснуть.

Хабаш с сомнением уставился на чашку.

- Не бойся. На сей раз я буду только задавать вопросы.

Хабаш выпил и откинулся на солому. Тем временем Отец в наигранном

отчаянии воздел кверху руки и, как бы намереваясь произвести впечатление на

незримые силы, с пафосом произнес:

- Кто-то расстроил мои планы, но книгу я все равно отыщу!

Хабаш уснул, и вскоре сон его стал глубоким, а дыхание - хриплым.

Пришла пора задавать вопросы.

- Присутствует ли здесь дух Алям аль-Миталя, готовый говорить и

отвечать на мои вопросы устами сего несчастного, пребывающего во мраке

невежества раба моего?

- Да.- Голос был таким слабым, что Отцу пришлось приникнуть ухом почти

к самым губам Хабаша.

- Скажи мне тогда, кто взял мою книгу?

- Если бы сны желали, чтобы их помнили, их бы помнили. Если бы сны

желали, чтобы их понимали, их бы понимали. Книгу вновь поглотил Алям

аль-Миталь. Она перестала быть книгой о сне и сделалась сном о книге. Таковы

парадоксы сна.

- Но книгу написал я!

- Она была п

1| 2| 3| 4| 5| 6| 7| 8| 9| 10| 11| 12| 13| 14| 15| 16| 17| 18| 19| 20| 21| 22| 23| 24| 25| 26| 27| 28| 29| 30| 31| 32| 33| 34| 35| 36| 37| 38| 39| 40| 41| 42| 43| 44| 45| 46| 47| 48| 49| 50| 51| 52| 53| 54| 55| 56| 57| 58| 59| 60| 61| 62| 63| 64| 65| 66| 67| 68| 69| 70| 71| 72| 73| 74| 75| 76| 77| 78| 79| 80| 81| 82| 83| 84| 85| 86| 87| 88| 89| 90| 91| 92| 93| 94| 95| 96| 97| 98| 99| 100| 101| 102| 103| 104| 105| 106| 107| 108| 109| 110| 111| 112| 113| 114| 115| 116| 117| 118| 119| 120| 121| 122| 123| 124| 125| 126| 127| 128| 129| 130| 131| 132| 133| 134| 135| 136| 137| 138| 139| 140| 141| 142| 143| 144| 145| 146| 147| 148| 149| 150| 151| 152| 153| 154| 155| 156| 157| 158| 159| 160| 161| 162| 163| 164| 165| 166| 167| 168|